[an error occurred while processing this directive]
Обозрение подготовлено При поддержке
CNewsAnalytics ChronoPay

Карточные системы и платежные шлюзы

Несмотря на долгую историю существования, юридический статус карточных систем и платежных шлюзов также требует уточнения.

Как уже упоминалось, все электронные платежные системы можно очень условно разделить на две большие группы – системы, оперирующие с банковскими карточками, и системы, работающие с цифровой наличностью. Стоит отметить, что некоторые электронные платежные системы помимо, например, процессинга карт, выпускают также собственные предоплаченные финансовые продукты, например скретч-карты.

При этом многие из существующих электронных платежных систем относится к так называемым платежным шлюзам, которые предлагают значительное количество сервисов, связанных с теми или иными денежными переводами и возможностями ввода/вывода наличных средств. Нередко в таких системах существует возможность перевода из электронных платежных систем, оперирующих с цифровой наличностью. Так что юридический статус платежных шлюзов в некоторых аспектах деятельности должен определяться как с позиции традиционных карточных систем, так и систем, оперирующих цифровой наличностью. В этой статье мы рассмотрим правовую природу карточных систем, и коснемся платежных шлюзов.

Риски по договоренности

Огромная терминальная сеть для приема банковских карточек во всем мире, удобство осуществления платежей, давно уже сделали карты популярным платежным средством. Развитие интернета и карточного рынка привело к тому, что многие интернет-магазины стали принимать карты к оплате. Вскоре появились и посредники, обеспечивающие безопасность транзакции до процессингового центра банка-эквайера. Такие платежные системы существуют достаточно давно.

Вместе с тем, с юридической точки зрения, эти системы являются, по сути, агентами в управлении карточным счетом, но при этом они не несут практически никаких рисков, обеспечивая лишь безопасность транзакции. С юридической точки зрения здесь существуют еще и требования международных платежных систем (Visa, MasterCard и др.), которые являются приложением к договорным обязательствам. Однако эти правила однозначно указывают, что финансовые обязательства всегда несет продавец товара или услуги, а в случае его неспособности – банк-эквайер. В результате риски карточных платежных систем фактически определяются конкретными соглашениями между партнерами. На законодательном уровне ответственность информационных посредников при осуществлении подобных операций никак не устанавливается.

Однако бизнес-модель любой электронной платежной системы подразумевает под собой осуществление расчетов по поручению физических и/или юридических лиц. В России подобная деятельность является банковской, требует соответствующей лицензии и реализуется уполномоченными финансовыми институтами. Вместе с тем, подобная деятельность может быть легитимной. В России существуют небанковские кредитные организации (НКО). И как любая кредитная организация, НКО имеют право использовать при осуществлении расчетов пластиковые карты и различные чеки. Деятельность этих финансовых институтов определяется именно рамками отношений с юридическими лицами и регулируется Банком России.

Предоплаченные деньги

Как упоминалось выше, многие электронные платежные системы полностью или частично оперируют с собственными предоплаченными картами, применяемыми для оплаты необходимых товаров и услуг. С юридической точки зрения, Банк России определяет такие карты как предоплаченный финансовый продукт. Суть его проста и понятна. Потребитель покупает за наличные деньги определенную стоимость, которая впоследствии может быть использована в качестве оплаты за товары и услуги. По сути предоплаченными финансовыми продуктами являются, например, карты для оплаты таксофонной связи, билеты на проезд в метрополитене и многое другое.

Стоит понимать, что осуществление расчетов с помощью подобного предоплаченного финансового продукта не является банковской операцией. Действительно, предприятие, осуществляющее выпуск тех или иных товаров и услуг, выдает за наличные деньги некую стоимость. Расход этой стоимости отражается на самом предоплаченном финансовом продукте (например, на карте) по мере использования данных товаров и услуг и представляет собой суть – бухгалтерскую проводку. В некоторых случаях расход предоплаченной стоимости не отражается непосредственно на карте, но находит отражение в самой организации, выпустившей конкретный предоплаченный финансовый продукт. Тем не менее, суть его это обстоятельство никак не меняет.

Очевидно, что выпуск подобных предоплаченных финансовых продуктов никоим образом не влияет на увеличение денежной массы в стране. В силу этих и указанных выше причин использование каким-либо предприятием таких предоплаченных карт возможно без разрешения Банка России. Здесь важно отметить, что адепты некоторых электронных платежных систем, оперирующих с цифровой наличностью, несколько лукавят, относя собственную валюту, используемую в их системе, предоплаченным финансовым продуктом. С точки зрения формулировки это действительно так, но фактически такая электронная платежная система осуществляет эмиссию денег в стране. При этом, если внимательно рассмотреть проводки в таких платежных системах, можно увидеть, что ни о каком предоплаченном финансовом продукте там речи не идет, а реализуется по сути авансовый платеж.

Кроме того, в случае предоплаченного финансового продукта, предметом договора между покупателем и предприятием, выпустившем этот продукт, является именно заранее определенное (это видно даже из терминологии – «предоплаченный») количество и вид товара или услуги. Грубо говоря, покупая билет в метрополитене по определенной стоимости, потребитель однозначно знает, сколько поездок он имеет возможность совершить. Очевидно, что в случае с электронной наличностью такой договоренности не существует.

Как упоминалось выше, платежные шлюзы также нередко используют предоплаченные карты, обеспечивая при этом еще и возможность перевода между платежными системами, оперирующими с цифровой наличностью. Правовая природа платежных шлюзов с является в этом смысле симбиозом карточной и сетевой (цифровая наличности) моделей, требуя учета особенностей функционирования обеих типов. В этих системах клиент не покупает никакой цифровой наличности и не оперирует своим реальным карточным счетом, а получает при регистрации свой собственный счет в системе. Пользователь получает большое количество сервисов, возможных с этим счетом, а оператор системы зарабатывает на комиссии при их реализации.

Достоинства платежных шлюзов, как для покупателя, так и для продавца – большое количество способов оплаты. Из недостатков можно отметить, не всегда четкое определение прав и обязанностей сторон. Кроме того, очевидно, что применение нескольких схем расчетов и обмена между принципиально различными платежными системами, существенно повышает риски при использовании платежных шлюзов.

Порядок во всем

Количество карточных платежных систем и платежных шлюзов, значительно, достаточно велико и, очевидно, что юридическая модель их функционирования требует более глубокой проработки. Речь идет если не о прямом регулировании центральным банком страны, то хотя бы о выработке рекомендаций и правил работы на этом рынке. Вместе с тем, не только правовая природа электронных платежных систем вызывает вопросы. Не меньшую обеспокоенность порождает отсутствие технологических стандартов, применяемых в электронных платежах.

Очевидно, что уровень информационной безопасности и надежности электронной платежной системы являются важными критериями при работе с ней. Однако, отсутствие жестких стандартов и требований здесь порождает стихийность и соответствующие высокие риски. По мнению многих экспертов, создание сегодня единых форматов передачи данных и выработка единых требований к архитектуре электронных платежных систем, могли бы существенно упростить работу на этом рынке, обеспечив тем самым его качественное развитие.

Алексей Бузин / CNews Analytics


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS