[an error occurred while processing this directive]
Обзор подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Кристалл Сервис

Константин Невядомский: В последние годы наметилось «сближение» позиционирования западных ERP-продуктов и «1C»

Константин Невядомский

На вопросы CNews ответил Константин Невядомский, вице-президент российского подразделения компании Robertson & Blums Corporation.

CNews: Как вы оцениваете сегодняшнее соотношение отечественных и зарубежных автоматизированных решений в российских торговых сетях? В чем преимущество каждого из подходов? Как, на ваш взгляд, будет меняться ситуация в дальнейшем?

Константин Невядомский: Если сравнивать в количественном соотношении решения зарубежных и российских поставщиков, то российских продуктов, внедрено больше. Прежде всего — за счет программного продукта «1С». Значительное количество как ритейловых, так и оптовых компаний в том или ином виде реализовали у себя решение на основе этого программного продукта. При этом конфигурации «1С» существенно изменяются и дорабатываются путем программирования с использованием средств разработки, встроенных в продукт.

Ведущие компании в оптовой и розничной торговле в основном используют информационные системы западных производителей. Объективных причин этому достаточно много, одна из основных — потребность в управленческом учете. Ведь при всей своей «удобности и простоте» система «1С» направлена только на удовлетворение требований бухгалтерского и налогового учета: сама идеология системы несколько отлична от идеологии заложенной в системы западных производителей. Западные системы обладают рядом специфических функций, которые направлены на управленческий учет и всегда позволяют управлять процессами и отслеживать вносимые изменения в данные. Более того, размер «стандартных» (без дополнительного программирования) функциональных возможностей систем не сравним. Часто крупные торговые предприятия выбирают западные системы, когда возникает необходимость предоставлять отчетность согласно требованиям международных стандартов. ERP-системы ведущих производителей позволяют формировать отчетность в нескольких стандартах: управленческую, бухгалтерскую, налоговую. Поскольку западные системы в обязательном порядке позволяют реализовать функцию контролинга и распределения обязанностей (segregation of duties), то и к получаемой из таких систем финансовой информации у инвесторов больше доверия. И в этом кроется существенное преимущество.

Еще один плюс — ERP-системы ведущих западных производителей позволяют обрабатывать очень большие объемы данных. Основная тенденция развития рынка информационных систем сегодня — повышение спроса на централизованные решения, стоимость поддержки и обслуживания которых существенно ниже, а процесс управления и администрирования — проще. Но такое решение накладывает дополнительные требования на инфраструктуру: каналы связи, системы хранения данных, вычислительные мощности… Ведь при «централизованной архитектуре» один вычислительный центр должен иметь возможность взаимодействовать с большим количеством пользователей и обрабатывать огромное количество запросов и транзакций. Здесь, особенно при необходимости организации кластерного решения, уже заметен некий лимит платформы Microsoft. Достигнув определенного объема бизнеса, предприятия начинают смотреть в сторону технологий Oracle. Например, в нескольких проектах мы меняли нашим решением системы, работавшие на технологии Microsoft, и одной из причин этой замены были проблемы производительности.

Показательным примером тенденции постепенного вытеснения крупными зарубежными ИТ-решениями локальных разработок в торговых компаниях являются российские фармацевтические дистрибьюторы. Если взглянуть на «топ семь» компаний (исходя из их объемов продаж), то сегодня только одна из них работает на платформе «1С».

CNews: Исходя из ваших слов, можно сделать вывод, что через какое-то время ERP-системы вытеснят решения на платформе «1С», даже из средних торговых предприятий. Так ли это?

Константин Невядомский: Не думаю, что это будет так. Разработчики «1С» тоже не стоят на месте. Недавно вышла новая версия — более производительная, более совершенная с технологической точки зрения. По крайней мере так говорят… Но мне все равно кажется, что на сегодняшний момент «1С» как программный продукт не способен на равных конкурировать с ведущими западными системами. Хотя тенденции некоего «сближения» позиционирования западных ERP-продуктов и «1C» можно наблюдать в последнее время. Условно говоря, «сверху» рынка движутся к заказчику SAP, Oracle и Microsoft, пытаясь приблизить свои продукты к ожиданиям средних и небольших компаний. С другой стороны — «наверх» двигается «1С», выходя на рынок средних компаний путем увеличения «мощности» и функциональных возможностей своего программного продукта. Хуже всего тем компаниям, которые оказываются посредине этого движения. Они либо переживают нелегкие времена, либо уходят в узкоспециализированные ниши.

CNews: Как вы оцениваете ценовые изменения в сегменте решений для торговли? Согласны ли вы с тезисом, что дорогие западные решения становятся доступнее по цене, в то время как отечественные, становясь более мощными и функциональными — дорожают.

Константин Невядомский: Цена российских и западных программных продуктов отличается. Но отличается и набор функциональности. Еще никто из партнеров «1C» не разработал решение, которое покрывало бы функциональность большой ERP-системы хотя бы на 20-30 %. Этим и объясняется разница в стоимости. Но эта разница постепенно нивелируется.

Почему существует миф о дороговизне западных решений? Есть две основных категории, которые влияют на фактор цены: это стоимость программного продукта и стоимость внедрения консалтинговых услуг. Стоимость владения я предлагаю не рассматривать.

Раньше была огромная разница в цене — как лицензий, так и услуг по внедрению. На сегодняшний день эта разница существенно снизилась. Тенденция к удешевлению стоимости внедрения ERP-систем будет сохраняться, и, в конце концов, внедрение «1С» будет сопоставимо по стоимости с внедрением решений от SAP или Oracle. Я даже могу предположить, что внедрение западных систем класса ERP в конце концов будет стоить дешевле. Потому, что в процессе внедрения меньше придется программировать: можно будет использовать преднастроенную стандартную функциональность, что априори предполагает более быстрое и менее трудозатратное внедрение.

CNews: Отличаются ли, на ваш взгляд, ИТ-потребности отечественных игроков розничного рынка от тех, что демонстрируют зарубежные торговые сети, развивающие свой бизнес в нашей стране?

Константин Невядомский: Я думаю, что отличаются — и в сторону больших потребностей. Мы — американская компания, пришедшая в 90-м году на российский рынок вместе со своими западными заказчиками. Но сегодня среди наших заказчиков 80 % российских компаний и 20 % зарубежных, поэтому мы можем сравнить потребности и тех и других. Ожидания от внедрения систем в западных компаниях, ранее внедривших не одну ИС, как правило, более реалистичны. Из моего опыта — потребности российских компаний значительно выше: ввиду более высоких ожиданий от системы. Это некая мечта руководителя/бухгалтера о «Большой Красной Кнопке» которую нужно только нажать, а система все сделает сама. Распространено мнение, что ERP-система должна решить все проблемы и избавить от необходимости принимать решения. Но такого в принципе не может быть.

Однако завышенные ожидания от внедрения несут в себе и позитивный аспект. В среднем уровень автоматизации процессов и учета в российских компаниях выше, чем в западных, и используемые технологии являются более совершенными. Требования российских заказчиков, как правило, более глубокие и подробные, чем требования западных компаний. По крайней мере — в сегменте торговых предприятий.

Необходимо отметить, что в России существует множество торговых компаний, разрабатывающих ПО самостоятельно. Стоимость ИТ-персонала в России ниже, чем на Западе, и торговые сети могут себе позволить роскошь содержать, условно говоря, пять человек, которые будут решать какую-то локальную задачу. За счет этого в торговле появляются узкоспециализированные решения, которых нет у западных компаний.

CNews: Как соотносится уровень автоматизации работающих в России западных компаний с уровнем автоматизации их российских коллег?

Константин Невядомский: У присутствующих на российском рынке западных компаний, часто проявляется один сдерживающий фактор: они являются частью больших транснациональных корпораций. И если встает вопрос о замене системы или ее отдельного процесса — то одни и те же коррективы нужно внести в масштабах всей компании, на всех серверах, предварительно согласовав и обсудив все эти изменения. Все имеющиеся корпоративные решения достаточно жестко регулируются стандартами, поэтому любые изменения превращаются в проект корпоративного масштаба. Соответственно, уровень автоматизации ограничен корпоративными стандартами, которые изменяются крайне медленно. Все это отражается на общем уровне автоматизации.

CNews: Какую долю в вашем бизнесе занимают проекты, реализованные для торговых компаний? Как эта доля будет меняться в течение ближайших лет?

Константин Невядомский: На сегодняшний момент порядка 60 % бизнеса нашей компании в той или иной степени связано с компаниями оптовой и розничной торговли. Это торговая деятельность дистрибуторов и производителей, а также оптовая и розничная продажа.

Розница занимает в нашем «торговом» портфеле меньшую долю. Когда я говорю про розницу — обычно имею в виду розничное подразделение оптовой или мелкооптовой компании. Мы не внедряем фронт-офисные системы на уровне магазинов. Наши решения связаны с управлением цепочками поставок, с финансовым, бухгалтерским и управленческим учетом.

CNews: В проектах по автоматизации торговой отрасли ваша компания использует решения нескольких вендоров. Конкурируют ли эти продукты между собой?

Константин Невядомский: Условно можно сказать, что в некоторых аспектах отдельные продукты из нашего портфеля пересекаются. Но мы для себя достаточно четко их позиционируем и «разводим» по разным рыночным нишам. Мы не поощряем и не хотим никоим образом развивать внутреннюю конкуренцию между продуктами.

CNews: Вы занимаетесь внедрением системы J. D. Edwards OneWorld, которую не так давно приобрела Oracle. Насколько влияет на ваше взаимодействие с этим вендором новизна данного решения в его портфеле?

Константин Невядомский: Мы — партнеры компании J. D. Edwards с 1998 года. Вместе с самим вендором пережили уже два слияния. Первое — когда PeopleSoft купила компанию J. D. Edwards. Второе — недавнее поглощение PeopleSoft компанией Oracle.

Oracle — это компания, которая за последние пять лет приобрела огромное количество больших и маленьких производителей программных продуктов и, поверьте, технология слияний у нее отработана очень четко. В нашем случае такая «накатанность» только облегчила нам бизнес. С моей точки зрения, компания Oracle для нашего программного продукта сегодня делает больше, чем делали J. D. Edwards и PeopleSoft вместе взятые. Мы работаем с Oracle в тесном контакте, и довольны той поддержкой, которую оказывает вендор. Получаем своевременные ответы на все вопросы, всевозможную помощь и т.д.

CNews: Какова, на ваш взгляд, необходимость использования в деятельности сотрудников российских торговых компаний ноутбуков, КПК и смартфонов? Это  сопряжено с определенными финансовыми рисками для компаний (потеря, кража мобильного устройства) — насколько эти риски сопоставимы с той выгодой, которую компания получает?

Константин Невядомский: Использование мобильных технологий дает реальный результат. И наш опыт показывает, что он превышает риски, связанные с потерей или порчей имущества…

Компания не должна бояться передавать какие-то активы в собственность сотрудникам, если это повышает их отдачу и реально приносит финансовую выгоду. Я понимаю, что такое опасение имеется, и часто на практике с ним сталкиваюсь. Но это совершенно неправильное управленческое мышление, к сожалению, характерное для нашей страны. Понятно, что в советские времена часть людей приучили к тому, что «все государственное, все ничье». Но сотрудников с таким мышлением просто не нужно нанимать! И потом, если люди будут воспринимать вверенное им мобильное устройство как средство, помогающее им зарабатывать деньги, они никогда его не поломают и не украдут. Кроме того, существуют четкие юридические механизмы, позволяющие включить в договор с работником определенные обязательства и санкции. Возможно, это потребует дополнительных управленческих усилий. Но они несоизмеримы с той выгодой, которую получают торговые компании от использования мобильных устройств.

Приведу примеры. Один из наших заказчиков — крупная дистрибьюторская компания. Торговые агенты, которые посещали магазины, получили в пользование мобильные компьютеры, стали сохранять в них заказы и сразу передавать информацию в центральный офис. У торгового агента отпала необходимость приезжать в офис, время от поступления заказа до его отгрузки существенно сократилось (например, в 10 утра агент передал заказ — в 12 его уже доставили).

Разумеется, такие возможности и поставщикам товаров, и торговым сетям дают существенное преимущество в конкурентной борьбе. Отпадает необходимость в использовании труда телефонистки, принимающей заказ и способной ошибиться при его занесении, устанавливается личный контакт… Торговый агент при общении с магазином-заказчиком может дать более квалифицированные ответы по поводу скидок, маркетинговых акций, поскольку видит на КПК актуальную на настоящий момент информацию.

Вопрос востребованности мобильных технологий зависит не от размеров компании-заказчика, а от специфики бизнеса. В компании может быть вообще всего один менеджер, использующий в работе PDA, но для которого это критично. Мобильная технология еще развивается. И иногда нестандартные решения на практике приводят к очень заметным результатам.

CNews: Какое применение могут найти сегодня и в ближайшие годы GPS-устройства в решении бизнес-задач отечественных игроков торгового рынка? Как, из вашей практики, это оборудование может повлиять на эффективность деятельности торговой сети?

Константин Невядомский: Например, у одного из наших заказчиков работает система, где совмещены КПК и GPS. У торгового агента обычно есть определенный дневной план-маршрут посещения торговых точек. Иногда сотрудники ленятся и заменяют поездку в магазин звонком, что существенно снижает эффективность работы. Естественно, что качество взаимодействия выше при живом общении.

Поэтому заказчик попросил нас интегрировать систему с GPS устройством. Торговый агент, приходя в конкретный магазин и приняв заказ, «регистрируется» посредством системы GPS. В дальнейшем зафиксированные координаты сопоставляются с реальной картой города и маршрутом торгового агента. В конце дня супервайзер видит, в какое время и в какой торговой точке был агент. Система также фиксирует все отклонения от маршрута. И таким относительно простым путем — заставив всех торговых агентов посещать магазины — объем выторга «канала» сбыта увеличился на 30 %. Таков практический пример влияния использования инновационного мышления для повышение эффективности бизнеса.

Еще одно «поле» для использования мобильных технологий — так называемый «вэн сэллинг» (продажа с автомобиля). Выезжает по маршруту машина. У сотрудника есть мобильное устройство, к которому подключен принтер. Подъезжает на торговую точку, спрашивает, какой товар необходим. Затем выгружает товар и через КПК распечатывает весь комплект документов на него, обновив при этом информацию об остатках в машине. То есть, процесс становится непрерывным, и его можно четко организовать. А это критично для управленческого персонала.

Еще один наш заказчик, в прошлом году внедривший систему Oracle J. D. Edwards EnterpriseOne, сейчас с помощью GPS-устройств осуществляет контроль за движением и управление маршрутами транспортных средств. Но это достаточно стандартный подход. Применение GPS-устройств помогает реализовать, прежде всего, управленческую функцию контроля.

В ближайшее время рынок ожидает бум применения мобильных устройств в области управления складом и складской логистикой. Потому что использование таких устройств позволяет существенно повысить адекватность информации об остатках. Думаю, что в ближайшие три года начнется бурное развитие технологии RFID по мере ее удешевления. Хотя сегодня в западных странах уже существуют мелкооптовые магазины, которые работают с RFID.

CNews: Какой из реализованных компанией за последний год проектов вы могли бы отнести к категории самых инновационных?

Константин Невядомский: Достаточно сложно выделить какой-то один проект. Мы, как правило, автоматизируем управление цепочками поставок в комплексе. По большому счету, задачи дистрибьюторских компаний везде одинаковы — нужно с наименьшими затратами за заданное время переместить товар от поставщика к потребителю. И проблемы у них одинаковы.

Разница заключается в нестандартных управленческих решениях. Пожалуй, проект интеграции ERP — КПК — GPS — наиболее интересное решение нашей компании с точки зрения технологии и управленческого подхода.

С другой стороны — можно закончить сам «проект» внедрения, имеющий четко определенные задачи и объем работ, но не процесс внедрение системы. Мы живем в меняющемся мире. Меняется законодательство, бизнес-практика, открываются новые направления бизнеса, появляются новые товары, генерируются новые идеи. Соответственно, возникают новые требования к ERP-системе, и каждый раз она должна адаптироваться к новым требованиям.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2006 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS