[an error occurred while processing this directive]
Обзор подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Кристалл Сервис

Развитие торговли в России — противоречие между общим и частным

Торговля на настоящий момент является, безусловно, одной из самых крупных и экономически успешных отраслей российской экономики. Хотя и не самой динамичной. Наибольшими темпами развиваются предприятия оптовой торговли — с ежегодным приростом в 34-36 %. Розница демонстрирует от 23 до 29 %.

Валовая добавленная стоимость, создаваемая российскими торговыми предприятиями, составляет более 20 % ВВП. По итогам 2005 года оборот предприятий розничной торговли превысил отметку в 2,5 трлн руб., оптовой торговли — отметку в 11 трлн руб. В ресторанном бизнесе, который часто также рассматривается как часть розницы, и имеет схожие факторы развития, оборот достиг уровня в 140 млрд.руб. Здесь мы имеем ввиду оборот торгующих организаций (а не оборот торговли в целом), исключая для оптовой торговли оборот внешнеторговых организаций и организаций, оказывающих посреднические услуги при купле-продаже потребительских товаров, а для розничной торговли — оборот продаж на вещевых, смешанных и продовольственных рынках.

Усредненная динамика дает слишком общую картину. В действительности в торговой отрасли существуют ограниченные группы и секторы, демонстрирующие динамику, значительно превосходящую среднюю по отрасли, или же наоборот, развивающиеся менее динамично. Так, особо высокими темпами рост идет в сегменте крупных предприятий. Например, в оптовой торговле потребительскими товарами темпы роста оборотов устойчиво держатся на уровне 40-45 %, продукцией производственно-технического назначения — 22 %. Оборот крупных предприятий розницы растет в среднем на 40 %, в ресторанном бизнесе — на 30 %

Напротив, в секторе малых предприятий темпы значительно ниже — в рознице — около 16 % (т.е. почти чисто инфляционный рост), несколько выше в ресторанах — 21 %. Единственная сфера малого бизнеса, не уступающая по динамике крупному — это оптовая торговля, здесь темпы держатся на уровне 30-35 % — прежде всего, в торговле потребительскими товарами. Более высокая, по сравнению со среднеотраслевыми характеристиками, динамика развития именно крупного бизнеса означает и неплохие перспективы для ИТ, так как именно крупные предприятия являются ядром заказчиков высокобюджетных ИТ-проектов. При этом в крупнейших предприятиях — западных и московских торговых сетях — темпы ещё более внушительные. В первом полугодии 2006 г., по данным «INFOLine», они составили для разных сетей — от 40 % («Магнит») до 52 % («Копейка»).

Таким образом, развитие торговой отрасли в России характеризуется неравномерностью для различных групп предприятий. Резко выбиваются из общего тренда развития сектор крупных предприятий, и прежде всего, его ядро — крупнейшие розничные сети, контролирующие значительные финансовые и рыночные ресурсы.

ИТ-перспективы: мотивация против финансов

Что означает столь высокий динамизм развития с точки зрения перспектив ИТ-развития отрасли? Здесь стоит заметить, что, несмотря на внушительные обороты торговых предприятий и сравнительно высокие темпы роста, переоценивать их потенциал как ИТ-заказчиков, однако, не стоит. Тому есть целый ряд причин. Во-первых, поскольку первый (и самый жесткий) этап конкуренции с западными сетями пройден и первичная адаптация завершена, в том числе к ИТ- стандартам, темпы информатизации, судя по всему, пойдут на спад. Во-вторых, на этот же сценарий развития указывает тот факт, что в сфере торговли, в отличие, скажем, он промышленности, ИТ не являются прямым фактором конкурентоспособности. Здесь конкурентоспособность определяется факторами, совершенно с высокими технологиями не связанными — например, местоположение торговой точки или качество обслуживания. Да и с точки зрения бизнес-процессов ИТ в торговле имеют сравнительно меньшее значение, чем в других отраслях (при этом, правда, большее значение имеет информатизация таких сегментов как логистика). Наконец, в–четвертых, торговля — это отрасль, которую менее всего затрагивают такие вопросы как вступлении в ВТО, которое для тех же промышленных предприятий — почти равнозначно смерти. Соответственно, ИТ не является здесь одним из способов выживания.

Можно дискутировать, но одно является непреложным — с точки зрения мотивов потребности в информатизации для сферы торговли являются в большей мере второстепенными, чем для других российских отраслей. Вопрос только в том — в какой степени. Но это — с мотивационной точки зрения, т.е. в зависимости от того, рассматривает ли торговый бизнес информатизацию как значимую. Второй же классический фактор, определяющий благоприятность условий для информатизации — финансовые возможности предприятий. Для промышленных предприятий этот фактор является решающим. Предположительно, для предприятий торговли (в массе своей) этот фактор, напротив, решающего значения не имеет.

На финансовые возможности отрасли с точки зрения инвестиций в ИТ указывают, как минимум, две группы экономических показателей — с одной стороны, это показатели, отражающие затратность или прибыльность бизнеса, с другой стороны, это показатели, отражающие степень концентрации капитала в отрасли. Первая группа указывает на объём свободных средств, из которых предприятия могут инвестировать в ИТ. Вторая группа демонстрирует, как эти средства распределены между предприятиями: достается ли «всё немногим», или же, наоборот, «понемногу всем». В первом случае становятся возможными действительно крупные многомиллионные ИТ-проекты, хотя и немногочисленные, как это было в конце 1990-х в нефтегазовой промышленности. Во втором случае, напротив, информатизация имеет тенденцию стать массовой, но проекты при этом буду «мельчать», сводиться к установке элементарных учётных систем, в высшей своей точке вряд ли превышая $10-20 тыс.

Среднеотраслевые характеристики российских торговых предприятий *

 

Концентрация, %

Доля оборотных затрат в валовом доходе, %

Удельный среднегодовой оборот одного предприятия, млн.руб.

Доля предприятий, использовавших ИКТ, %

Удельный объём ИТ-затрат на одно предприятие, млн.руб.

по доле крупных предприятий

по доле доходов крупных предприятий

Розничная торговля

17,8

54,4

44,8

45,5

Рестораны

22,0

66,1

46,7

17,8

Оптовая торговля

9,8

37,2

39,6

92,4

Все предприятия торговли

12,5

40,9

40,8

64,2

2,7

0,6

* Рассчитано по данным Росстата

Источник: CNews Analytics, 2006

По доле крупных предприятий лидируют сектор розничной торговли, включая рестораны. Количество крупных предприятий здесь порядка 20 %. В секторе оптовой торговли доля крупных предприятий почти в 2 раза ниже — около 10 %. При этом 18 % крупных предприятий в сфере розничной торговли контролируют более 54 % всех доходов отрасли. Ещё большая концентрация капитала в ресторанном бизнесе — 66 % доходов на 22 % крупных предприятий. Примерно схожая ситуация в секторе оптовой торговле, хотя как уже говорилось, доля крупных предприятий здесь ниже, как ниже и доля доходов, контролируемых ими. В абсолютных цифрах — в секторе оптовой торговли порядка 34 тыс. крупных предприятий, в рознице — 24 тыс., и в ресторанном бизнесе (самый малый — и по числу игроков, и по оборотам) — 4 тыс. предприятий.

В среднем по отрасли около 12 % предприятий контролируют более 40 % всех доходов. Таким образом, концентрация довольно высока. Более того, среднестатистические данные значительно занижают ее реальный показатель. В действительности значительные доли рынка контролируются буквально единичными игроками, когда 10-15 розничных торговых сетей контролируют более 20 % рынка. Это отчётливо указывает на то, что практически во всех секторах торговли существует, с одной стороны, относительно немногочисленный, но, с финансовой точки зрения, сверхмощный эшелон предприятий, способных из года в год заказывать высокобюджетные ИТ-проекты.

Несколько иную картину дают данные о рентабельности торгового бизнеса. Доля оборотных затрат, к которым относят все затраты, кроме затрат на приобретение товаров для продажи, составляет по разным секторам торговли от 40-47 %. Если учесть, какие суммы торговые предприятий вынуждены тратить вдобавок к этим 47 % на приобретение товаров на реализацию, то окажется, что рентабельность торгового бизнеса не так уже высока, и свободных денег не уж много. Их, конечно, существенно больше, чем, скажем, в машиностроении, но гораздо меньше, чем в «высокоинтеллектуальных» видах бизнеса — например, в телекоммуникациях, где прибыльность достигает 50 %.

Удельный же среднегодовой оборот по отрасли составляет чуть более 64 млн. руб., а по отдельным секторам ещё ниже. Это, конечно, не означает, что наши торговые предприятия пребывают в безвылазной коллективной нищете — известно, что обороты продаж московских торговых операторов колеблются от 3 до 15 млрд. руб. Но это означает другое — что при всей масштабности отрасли, при огромном числе крупных предприятий, на общем фоне ничтожно мало подлинно богатых компаний, зарабатывающих не только на «самопрокорм», но ещё и на возможность инвестировать в собственное будущее.

Наконец, ещё один фактор, определяющий уровень и темпы будущей информатизации отрасли — это текущие изменения в стратегии развития предприятий. Видимых причин, указывающих на мотивы предприятий к информатизации, как уже говорилось, не так много. Не работает «фактор ВТО», спала волна экспансии западных сетей и прошла первичная адаптация к их присутствию и стандартам ведения бизнеса. Однако, при всём этом, ближайшее будущее вновь может перемениться.

Речь идет о новой волне усиления конкуренции — главным образом, на поле розничной торговли, связанной с пересыщением рынка продовольственными товарами. Действительно, если несколько лет назад в каждом дворе было по палатке, то теперь почти то же самое — только вместо палаток супермаркеты. В этих условиях конкуренция между торговыми компаниями вновь обостряется. С точки зрения стратегий предприятий это приводит к двум основным результатам. Во-первых, к новой волне слияний и поглощений, имеющими целью усилить бизнес и создать монстра с многомиллиардным оборотом, которого было бы невозможно свалить. Во-вторых, это заново усиливающаяся экспансия сетей в регионы, в которых, хотя и есть свои «супермаркеты», отличаются они от палаток зачастую только названием, а представляют собой часто пару-тройку железных палаток сваренных местным умельцем в одно целое. На привокзальной площади провинциального города таких «супермаркетов» может стоять до двадцати штук. Уж, действительно, московским сетям есть куда идти.

Итак, среди анонсированных реструктуризаций такого рода можно отметить хотя бы следующие, вполне дающие представление о масштабе предстоящих перемен: слияние сетей «Пятерочка» и «Перекрёсток» и формирование в результате единого розничного оператора с предполагаемым оборотом в 6 млрд. долл.; приобретение сетью «Седьмой континент» у «Global USA» помещений в Москве и Московской области, где расположены магазины «Рамстор»; передача холдингом «Марта» компании «Билла Россия» 15 магазинов в Московском регионе и т.д.

Что касается регионального вектора развития — среди известных примеров — приобретение сетью «Магнит» 22 магазинов «Эконта» в Нижегородской области; приобретение сетью «Копейка» 48 универсамов «Эконта» и распределительного центра в Нижегородской области за 100 млн. долл.; приобретение сетью «Копейка» 18 магазинов в Самарской области за 22,3 млн. долл.; приобретение сетью «Пятерочка» 26 % в капитале ООО «Урал-Агро-Торг» и формирование ООО «Пятерочка Урал» и т.д. и т.п.

Безусловно, все эти события станут предпосылкой к новому всплеску ИТ-затрат, но через некоторое время, когда новосозданные торговые сети справятся с первоочередными, «профильными» для торгового бизнеса проблемами.

Владимир Карачаровский / CNews Analytics

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2006 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS