[an error occurred while processing this directive]
Обозрение подготовлено При поддержке
CNewsAnalytics ChronoPay

Системы цифровой наличности

Правовая природа цифровой наличности – острейший вопрос с момента возникновения электронных платежных систем, оперирующих ею.

Массовость банковских карт предопределила их популярность как средства оплаты в интернете, однако изначально карты не предназначались для этого, что выразилось в очень низком уровне аутенфикации держателя карты в виртуальном пространстве. В результате для того, чтобы расплатиться чужой картой, было достаточно знать ее номер, что породило огромный уровень мошенничества с картами и нанесло серьезный удар по их репутации как платежному средству в интернете.

Силами разработчиков электронных платежных систем, непосредственно самих международных платежных систем (Visa, MasterCard и др.), банков-эмитентов и эквайеров было разработано множество самых различных технологий, направленных на повышение уровня безопасности карточных платежей в интернете. Это снизило уровень мошенничества, однако он остается стабильно высоким, и, чтобы максимально защититься от хищения средств с банковской карты, необходимо следовать целому ряду рекомендаций и следить за различными техническими аспектами. Тем не менее, популярность карт делает свое – огромное множество людей используют их для оплаты в интернете. Так, например, на Западе интернет-магазины значительно охотнее работают с банковским картами, нежели с цифровой наличностью.

Тем не менее, у карточных платежей есть еще один существенный недостаток. Себестоимость карточной транзакции из-за большого количества участников операции, жестких требования международных платежных систем и соответствующих финансовых рисков весьма высока. Это обстоятельство делает банковские карты крайне неудобными для осуществления микроплатежей. Вместе с тем, значительное число покупок в интернете можно отнести к категории микроплатежей. Очевидно, что требовалась удобная альтернатива банковским картам для оплаты товаров и услуг в Сети. Именно так появились понятие «цифровая наличность» и электронные платежные системы, оперирующие ими.

Деньги «ручной» работы

Что же такое электронные деньги? Парадокс, но более чем за 12-летнюю историю существования цифровой наличности, не существует ни одного четкого определения это платежного средства. Возможно, это связано непосредственно с их природой и отсутствием четкого понимания цифровой наличности на законодательно уровне. Многие игроки рынка определяют не сами электронные деньги, а скорее их сущность.

Наиболее часто встречающееся определение: «сущность цифровой наличности состоит в хранении некой денежной стоимости посредством программно-аппаратного средства». В подавляющем большинстве случаев под последним понимается обычный персональный компьютер с установленным клиентским программным обеспечением для доступа к кошельку данной электронной платежной системы и выходом в интернет. Многие платежные системы предоставляют также возможность управления интернет-кошельком без установки клиентского обеспечения с несколько меньшими функциональными возможностями.

В таком определении цифровая наличность представляется весьма понятной. Вместе с тем, наибольшие дебаты вызывает не само определение, а правовая природа электронных денег. Острота этих дебатов состоит, прежде всего, в нарушении монополии государства на эмиссию денег, а это уже кардинальный пересмотр многих аспектов денежной теории и монетарной политики властей. Дело в том, что эмитентом цифровой наличности в подавляющем большинстве случаев выступает один из участников электронной платежной системы, но никак не центральный банк страны и даже не кредитная организация вообще. Здесь уместно привести термин достаточно известного экономиста Артема Генкина – «частные деньги.

Вместе с тем, очевидно, что неопределенный правовой статус цифровой наличности требует четкого определения. Эмитенты новых денежных субститутов появляются абсолютно хаотично, причем их деятельность в силу отсутствия четкого юридического статуса, никак не контролируется финансовым регулятором. При этом подобные частные эмитенты денег, безусловно, оказывают влияние на денежное обращение в стране. Проблема усугубляется еще и тем, что виртуальность денег и вообще подобной денежной системы фактически приводит к их экстерриториальности и трудностях с регулированием в рамках национальных экономик. Именно по этим причинам, необходимо законодательно минимизировать возможности злоупотреблениями цифровой наличностью эмитентами.

Примечательно, что, по мнению г-на Генкина, который выступает за реализацию частной денежной системы и в своих работах обосновывает экономические выгоды от создания подобных финансовых институтов, принятие законодательных актов о юридическом статусе электронных денег будет только на руку существующим электронным платежным системам, оперирующим ими. Вместе с тем, некоторые игроки рынка карточных электронных платежных систем отмечают нежелание «новых денежных эмитентов» разрабатывать и лоббировать свои интересы на законодательном уровне. Как считают эти эксперты, несмотря на все заявления, на данном уровне развития рынка операторам цифровой наличности выгодно ограничиваться лишь PR-заявлениями о попытках легитимизации. Впрочем, как считает, например, Артем Генкин, вопрос о статусе электронных денег должны поставить и лоббировать, прежде всего, их непосредственные пользователи.

Больше возможностей, меньше гарантий

В России существуют две основные электронные платежные системы, оперирующие цифровой наличностью, каждая из которых использует собственную модель электронных денег – WebMoney и «Яндекс.Деньги». Первая из них называет свою наличность титульными знаками, а вторая – авансовым платежом. Адепты обеих систем утверждают, что схожей с электронными деньгами сущностью обладают различные предоплаченные финансовые продукты, например карты оплаты мобильной связи, проезда в транспорте и т.д. Ликвидность таких продуктов обеспечивается предварительно внесенным денежным покрытием. При этом утверждается, что цифровая наличность здесь имеет преимущество, так как ее можно обменять на другой вид товаров и услуг, причем расплачиваться можно с самыми различными участниками, а не только с эмитентами.

Любопытно, что система «Яндекс.Деньги» в обоснование законности юридического статуса часто приводит полученную лицензию Банка России, выданную на технологию PayCash, на базе которой построена «Яндекс.Деньги». Выданная в конце 2002 года лицензия является единственной в России и дает банку «Таврический» (один из акционеров и операторов «Яндекс.Деньги») право на эмиссию предоплаченных финансовых продуктов. Эмиссия и обращение последних регулируются указанием Банка России от 03.07.1998 №277-У «О порядке выдачи регистрационных свидетельств кредитным организациям - резидентам на осуществление эмиссии предоплаченных финансовых продуктов». Однако, если внимательно рассмотреть прохождение платежа в системе «Яндекс.Деньги» можно видеть, что никакое отношение к предоплаченному финансовому платежу применяемая схема не имеет.

Действительно, в бланке пополнения интернет-кошелька «Яндекс.Деньги» банковским переводом в графе «Назначение платежа» значится «Для участника №*** системы Яндекс.Деньги. Авансовый платеж. Без НДС». При этом получателем числится ООО «Алкор-М». Ни банк «Таврический», ни предоплаченные финансовые продукты здесь не задействованы. Более того, в данной схеме невозможно даже оформление документов между клиентами при переуступке их прав по авансам друг другу.

Кроме того, важно понимать, что при приобретении предоплаченного финансового продукта предметом договора выступает заранее оговоренный товар или услуга, эквивалентные стоимости этого самого продукта. В случае с электронными деньгами этого нет. Договор с электронной платежной системой цифровой наличности заключается буквально регистрацией в системе, которая подразумевает принятие пользователем всевозможных соглашений, действующих в рамках данной системы. Так, например, WebMoney определяет себя как «система управления имущественными правами (титульными знаками)». Похожее определение можно дать и системе «Яндекс.Деньги». В такой формулировке сам оператор системы юридически определен – он фактически является гарантом целостности и надежности некой электронной системы учета каких-либо активов. Однако правовая природа этих самых активов нигде законодательно не определена.

Чек по дружбе

Попробуем теперь разобраться с юридическим статусом упомянутых титульных знаков или аналогичных активов, коими и управляет оператор платежной системы. Итак, участник системы приобретает некий предоплаченный сертификат, с помощью которого он может расплачиваться в интернете за различные товары и услуги. Этот сертификат эмитирован платежной системой или ее участниками в некий титульный знак, который и принимается участниками системы.

Например, адепты WebMoney утверждают, что титульные знаки WMR учитывают чеки в электронном виде и являются полным аналогом традиционных бумажных чеков за исключением способа их подписи. В этом контексте титульные знаки являются чеком в электронном виде на предъявителя, который его владелец может предъявить к оплате. Но п.1 ст.877 Гражданского кодекса РФ «Общие положения о расчетах чеками» вводит 2 основных признака чека. Первый из них – «чек – это документ, удостоверяющий имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Имущественными правами в данном случае являются требования уплаты определенной денежной суммы». Второй признак – «чек документ должен быть выполнен с соблюдением требований к его форме, и содержать обязательные реквизиты».

За определением «обязательных реквизитов» чека обратимся к ст.878 Гражданского кодекса РФ, согласно которой чек должен содержать: 1) наименование «чек», включенное в текст документа; 2) поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму; 3) наименование плательщика и указание счета, с которого должен быть произведен платеж; 4) указание валюты платежа; 5) указание даты и места составления чека; 6) подпись лица, выписавшего чек, – чекодателя. При этом согласно все той же ст.878 ГК РФ, отсутствие в документе какого-либо из указанных реквизитов лишает его силы чека. Очевидно, что никакая цифровая наличность, а точнее сертификат на нее не отвечает полностью этим требованиям, тем самым определять юридический статус электронных денег как чек в электронном виде на предъявителя некорректно.

Кроме того, выпуская титульные знаки, тот или иной участник электронной платежной системы (оператор, владелец, гарант и т.д.) фактически осуществляет эмиссию чеков на предъявителя. Однако согласно Гражданскому кодексу РФ чек относится к неэмиссионным ценным бумагам и обращение этого вида ценных не регулируется законом «О рынке ценных бумаг», а лишь соответствующим положением Банка России.

Неопределенно честно

Таким образом, цифровая наличность не может быть определена ни как деньги (поскольку таковыми на территории России согласно ст.140 Гражданского кодекса РФ являются только рубли), ни как чеки на предъявителя, и наиболее близка к предоплаченным финансовым продуктам или авансовым платежам. Вместе с тем, на расчеты с помощью цифровой наличностью не распространяется законодательство о безналичных расчетах, соответственно они не могут юридически являться таковыми.

Впрочем, адепты цифровой наличности утверждают, что пробелы в законодательстве никоим образом не определяют нелегальность оборота электронных денег в стране, определяя эмитируемую цифровую наличность как один из типов ценных бумаг. Однако, для обретения юридического статуса этот вид ценных бумаг должен быть отнесен к таковым на законодательном уровне. На сегодняшний же момент Гражданский кодекс РФ допускает лишь тех, «иных» видов ценных бумаг, которые и определены соответствующим законодательством. Цифровой наличности там нет. Замкнутый круг.

Однако, отмечать неопределенный юридический статус электронных денег и поднимать вокруг этого истерию нелегальности неверно. Цифровая наличность – новый денежный субститут, очень перспективный и популярный, не учитывать который нельзя. Однако для его грамотного и качественного развития необходимо максимально оперативно разработать нормативно-правовое поле, регламентирующее существование этого финансового инструмента. В мире эта проблема осознается, в странах ЕС приняты соответствующие акты, сделаны первые попытки в некоторых странах СНГ. Ход за Россией.

Алексей Бузин / CNews Analytics


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS