[an error occurred while processing this directive]
Обозрение подготовлено При поддержке
CNewsAnalytics ChronoPay

Зарубежный опыт

В развитых странах достаточно давно осознали всю реальность виртуальных денег и необходимость их законодательного регулирования.

Развитие интернета и электронной коммерции в продвинутых странах шло быстрее, чем в России, и вопросы оплаты товаров и услуг в Сети, были поставлены значительно раньше. В ответ на мошенничество по кредитным картам доктор Дэвид Чаум предложил в еще 1993 году концепцию цифровой наличности. После некоторой паузы, многие страны с энтузиазмом подхватили перспективную идею. Однако достаточно быстро встал вопрос о законодательном регулировании нового финансового инструмента.

Правовые пионеры

Пионером в определении юридического статуса цифровой наличности является Евросоюз, законодательная комиссия которого впервые озаботилось правовым полем электронных платежей еще в ноябре 1988 года. Именно тогда увидела свет рекомендация комиссии ЕС №88/590/ЕЕС, регламентирующая отношения между эмитентом и держателем банковских карт. Ее обновленный вариант (который фактически заменил ее) был представлен лишь 9 лет спустя. В конце июля 1997 года увидела свет рекомендация ЕС №97/489/ЕС «О сделках, совершаемых с использованием электронных платежных инструментов, их эмитентах и держателях».

В частности рекомендация ЕС устанавливала информацию, сообщаемую системой держателю платежной карты при заключении договора. Согласно №97/489/ЕС, она должна была содержать описание электронного платежного инструмента, перечень взаимных прав и обязанностей держателя и эмитента, типы платежей, взимаемых с держателя и многое другое. Кроме того, эмитент был обязан обеспечить конфиденциальность кодов, позволяющих держателю использовать электронный платежный инструмент, хранить в течение определенного периода времени данные по транзакциям, предоставлять круглосуточную для извещения держателем об утере карты и т.д. Содержала рекомендация и данные об обязанностях держателя, в том числе в плане информационной безопасности. Кроме того, рекомендация №97/489/ЕС определяла правовую ответственность эмитента и оператора платежной системы.

В августе 1998 года увидел свет отчет Европейского центрального банка касательно электронных денег – «Report on Electronic Money», в котором определялись эмитенты электронных денег. Согласно рекомендации, эмитенты электронных денег выделялись в отдельную категорию кредитных организаций, обладающего правом эмитировать цифровую наличность. Такие эмитенты были выделены в специальную категорию, получившую название Electronic Money Institution (ELMI). Согласно рекомендации, цифровая наличность должна учитываться на едином счете эмитента и являться совокупным обезличенным вкладом всех пользователей электронной платежной системы.

Однако законодательное регулирование цифровой наличности было введено с принятием в 2000 году знаменитой директивы №2000/46/ЕС, которая впервые в мире определила юридический статус электронных денег. Согласно ст.3b рекомендации №2000/46/ЕС, цифровая наличность – это денежная стоимость, представляющая требования к эмитенту, которая хранится на электронном устройстве, эмитируется при получении денежных средств в стоимостном размере не меньшем, чем эмитированная денежная стоимость, а также принимаются в качестве средства платежа предприятиями, иными, нежели эмитент. Директива №2000/46/ЕС определила и минимальный первоначальный капитал эмитента цифровой наличности – 1 млн. евро.

Принятие директивы №2000/46/ЕС фактически положило начало правовому регулированию цифровой наличности. Вместе с тем, стоит отметить рекомендательный характер данных актов комиссии Евросоюза и Европейского центрального банка – они не имеют обязательной силы. Возможно именно по этой причине, фактическая реализация директивы №2000/46/ЕС началась лишь в 2002 году. Именно тогда Франция и Великобритания внесли соответствующие изменения в свои законодательства. Вместе с тем, нельзя отрицать значительного влияния комиссии Евросоюза в подконтрольных странах: достаточно часто по прошествии некоторого времени те или иные рекомендации обретали обязательный характер.

Виртуальная инквизиция

Некоторые эксперты отмечают, что правовые основы регулирования цифровой наличности в России были заложены еще в 1998 году, когда Банка России издал указание №277-У «О порядке выдачи регистрационных свидетельств кредитным организациям - резидентам на осуществление эмиссии предоплаченных финансовых продуктов». Вместе с тем, данное указание никак не определяло юридический статус электронных денег, а лишь определяло порядок регистрации кредитных организации, желающих осуществлять эмиссию предоплаченных финансовых продуктов. Вместе с тем, понятия цифровая наличность в российском законодательстве по-прежнему отсутствует.

Попытку ввести законодательное регулирование электронных денег в 2003 году предпринял Национальный банк республики Беларусь, правление которого издало 26 ноября 2003 года постановление №201 «Об утверждении Правил осуществления операций с электронными деньгами». Постановление также определило электронные деньги как «единицы стоимости, хранимые на программно-техническом устройстве, принимаемые в качества платежа при осуществлении расчетов и выражающие сумму обязательств эмитента перед держателем по погашению электронных денег».

Согласно принятому постановлению, эмитентами цифровой наличности могут быть только банки. Соответственно, обращение электронных денег в Беларуси регулируется Национальным банком страны. Любопытно, что несмотря на то, что согласно постановлению №201, цифровая наличность может быть номинирована в белорусских рублях или валюте, максимальная сумма, содержащаяся на одном электронном кошельке, не должна превышать 200 евро.

Однако, эксперты и игроки рынка неоднозначно смотрят на реализацию правового регулирования цифровой наличности в Беларуси. Так, в интервью проекту «оВебМани.Ру» исполнительный директор WebMoney Transfer Виктор Турсков отметил, что «…Предложений о введении белорусской валюты к нам поступает достаточно, но, во-первых, нам непонятно будущее белорусской валюты как таковой, а, во-вторых, внутренний уровень развития электронной коммерции Байнета один из самых низких по СНГ. Кроме того, количество и характер поступающих к нам запросов из правоохранительных органов свидетельствует о неопределенности правовой базы интернет-активности в Беларуси, несмотря на наспех принятое правовое регулирование электронных денег».

Невиртуальная реальность

Отрицать цифровую наличность как состоявшееся средство платежа нельзя. Более того, некоторые эксперты считают, что за электронными деньгами будущее, в частности, потому что они позволяют существенно снизить транзакционные издержки и ускорить технологический процесс. Так, например, экономист Артем Генкин считает, что уже в недалеком будущем государственные деньги будут серьезно потеснены частными (электронными) валютами различных эмитентов. При этом эксперт, обосновывая возможность безболезненной интеграции частноденежных потоков в общую финансовую систему страны, приводит пример Австралии, Великобритании и Новой Зеландии. При этом г-н Генкин считает, что цифровая наличность будет обеспечена деньгами транснациональных корпораций.

Одним из острых вопросов в эмиссии электронных денег является их неоднородность по сравнению с наличными деньгами. Очевидно, что это качество электронных денег возможно реализовать лишь при выпуске последних одним единственным эмитентом. Примечательно, что подобную задачу уже ставили перед собой финансовые органы Сингапура, Канады, Японии, Финляндии и даже США, которые, по сути, предоставили практически полную правовую свободу цифровой наличности, несмотря на огромный рынок электронной коммерции. Последнее обстоятельство, впрочем, можно объяснить безусловным доминированием карточных платежей в США.

Однако, некоторые игроки рынка считают, что тем самым единственным эмитентом электронных денег может и должен быть вовсе не центральный банк страны. Так, например, в интервью CNews директор WebMoney Transfer Андрей Трубицин отмечает, что российский рынок электронных платежных систем будет постоянно консолидироваться, его игроки сольются в единую систему с единой электронной валютой. Артем Генкин считает, что это возможно лишь в долгосрочном прогнозе, на нынешнем этапе эксперт предполагает в лучшем случае картельное соглашение 3-5 ведущих игроков.

К какому результату придут национальные финансовые органы и частные эмитенты, покажет время, однако не замечать электронные деньги нельзя. Первые плоды уже есть – с начала 2008 года кредитное управление Сингапура планирует централизованную эмиссию цифровой наличности.

Алексей Бузин / CNews Analytics


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS