[an error occurred while processing this directive]

Обзор ИТ в промышленности 2006 подготовлен
CNewsAnalytics

Павел Брук: Главная сложность продвижения САПР в России — отсутствие развитой практики долгосрочных планов развития промышленности.

Павел БрукВ интервью CNews директор по работе с партнерами в машиностроении российского представительства Autodesk Павел Брук рассказывает о проблемах продвижения САПР на российский рынок, сравнивает стратегии использования подобных решений европейскими и российскими промышленными предприятиями, останавливается на новых технологических возможностях средств проектирования, разрабатываемых компанией.

CNews: Как вы оцениваете емкость российского рынка CAD/CAM систем для промышленных предприятий? Насколько этот сектор открыт для новых игроков, на ваш взгляд?

Павел Брук: Безусловно, емкость рынка растет, что обусловлено ростом промышленного сегмента в целом. Вместе с тем рынок становится более разборчивым к приобретаемым системам. Поэтому требования к ним растут.

Рынок САПР — достаточно закрытый с точки зрения проникновения новых игроков. Со стороны таких компаний нужны либо большие инвестиции, либо какой-то совершенно новый продукт, способный «встряхнуть» рынок. Но даже если новым игрокам это удастся — им все равно будет тяжело обогнать лидеров в области САПР: те вкладывают настолько большие средства в разработку, что любым новым компаниям на рынке, в том числе и российским, будет не под силу это сделать. И это одна из причин того, почему российские решения не доминируют на этом рынке.

В целом рынок САПР можно назвать емким и быстрорастущим, его потенциал сегодня исчерпан далеко не полностью. Даже на существующих предприятиях САПР установлены еще не на всех «конструкторских» рабочих местах.

При создании в России новых промышленных предприятий появляются возможности для расширения объема рынка САПР. Кроме того, в Россию приходят западные высокотехнологичные компании (например — игроки автопрома), которые традиционно использовали в работе САПР и намерены это делать и в России. И они тоже добавляют «объем» российскому рынку САПР.

CNews: Каково соотношение сил игроков российского рынка САПР в машиностроительном сегменте?

Павел Брук: В мире существуют четыре основных разработчика систем автоматизированного проектирования. Это Dassault Systemes, UGS, PTC и Autodesk. При этом Autodesk уже несколько лет лидирует со значительным отрывом. На любой диаграмме есть еще сегмент «другие». Соответственно, если четыре перечисленных мною игрока занимают 80% рынка, то остальные — 20%. Сюда входят и не очень распространенные в мире (в силу своей «узкоспецифичности») решения.

Если говорить о российском рынке, то согласно последним исследованиям IDC, доля решений Autodesk  на машиностроительном сегменте возросла до 31,6%. Это более чем в два раза выше, чем у ближайшего конкурента. Надо отметить, что в России к четырем ведущим мировым игрокам добавляются несколько российских производителей САПР. Таким образом, конкуренция среди производителей достаточно велика.

За последние пару лет все мировые производители открыли в России свои представительства. Это еще одно подтверждение того, что зарубежные вендоры видят в России очень большой потенциал.

CNews: Какие тенденции доминируют в этом секторе — в мире и в России?

Павел Брук: Поскольку САПР — это системы, которые помогают «машиностроителям» создать свою продукцию быстрее и качественнее, то можно отметить, что тенденции рынка САПР зависят от тенденций в машиностроении.

Основная тенденция на этом рынке — глобализация. Все больше в мире становится предприятий, чьи конструкторские бюро расположены, например, в России, заводы — в Китае, а менеджмент — в Германии. Таким компаниям важно обеспечить хорошее взаимодействие между своими подразделениями.  

Следующая тенденция — это унификация. Промышленным компаниям важно обеспечить как можно больше стандартных элементов в конструкции — во-первых, для того, чтобы сократить ее стоимость, во-вторых, чтобы эта конструкция могла производиться на различных заводах, вне зависимости от их местонахождения. Поэтому вся производимая документация должна быть одинаковой версии, все изменения должны отслеживаться одновременно и точно.

Еще одна тенденция — стремление промышленных предприятий к сокращению стоимости продуктов. Поскольку в таких странах, как Китай, стоимость рабочей силы очень невысока — то в силу жесткой конкуренции производственным предприятиям становится невыгодно производить какие-либо машиностроительные компоненты в странах с дорогой рабочей силой. САПР при сохранении высокого уровня качества позволяет значительно сократить наиболее затратные составляющие всего машиностроительного цикла –проектирование и управление изменениями.

Что касается основных тенденций российского рынка САПР — нельзя не отметить того существенного влияния, которое оказывают на нас общемировые тенденции. С вступлением в ВТО глобализация, необходимость сокращения затрат, рост конкуренции будут для нас еще более заметными трендами. Но вместе с тем для России характерны и тенденции более локального характера.

Одна из них — растущее понимание необходимости САПР. Вместе с тем, рынок осознает, что не существует универсальной системы, способной одинаково хорошо решать все задачи. Необходимость диверсификации решений сейчас признается всеми.

Пришло к нашим соотечественникам и понимание необходимости использования легального ПО, понимание того, что интеллектуальная собственность стоит денег. Наша компания замечает в этом направлении значительные улучшения. Российские власти пытаются решать эти проблемы законодательным образом.

Одним из основных элементов борьбы с пиратством является разъяснительная работа с заказчиками. Они должны понимать, что очень многое теряют, используя пиратское ПО, остаются без поддержки вендора и возможности получить профессиональные ответы на свои вопросы. И чем больше будет усиливаться влияние общемировых тенденций на рынке САПР, тем больше будут беспокоить заказчиков вопросы поддержки, консультаций, и использования лицензионного ПО.

CNews: Насколько различаются стратегии продвижения продуктов САПР на российском и, например, на европейском рынках?

Павел Брук: Практически не различаются. Чем больше различных вертикалей на рынке представлено — автомобилестроение, машиностроение, авиация и т.д. — тем, с одной стороны, сложнее, с другой — интереснее на этом рынке работать. Безусловно, в России уровень «среднего машиностроителя» выше, чем даже в развитых европейских странах. Поэтому наши соотечественники более требовательны и к ПО, и к уровню его технической поддержки вендором.

И здесь один из элементов стратегии продвижения — это соответствие системы стандартам и специфике конкретных промышленных отраслей. Например, судостроение и автомобилестроение — две совершенно разные области. И требования, предъявляемые такими заказчиками к системе САПР, очень сильно различаются. Компания Autodesk уделяет большое внимание соответствию своих программных продуктов государственным и отраслевым стандартам. Так, например, в декабре 2006 года система Autodesk Inventor получила сертификат Госстандарта РФ соответствия требованиям нормативных документов ГОСТ.

Что касается вопроса цены — то он актуален везде, не только в России.  Для каждой страны в Autodesk  разрабатывается своя ценовая политика, которая учитывает специфику местного рынка.

Для России специальные цены действуют уже достаточно давно и являются только частью специальной программы, направленной на поддержку отечественных инженеров, Многие конкуренты обвиняли нас в том, что наши цены слишком низкие, однако мы твердо стоим на своем. Лицензионное ПО должно быть доступно. Российские предприятия должны иметь возможность применения тех же технологий, которые используются ведущими мировыми предприятиями. Только тогда они смогут конкурировать на равных с мировыми производителями.

CNews: В чем вы видите основные сложности работы с российскими промышленниками?

Павел Брук: Если говорить о разработчиках САПР в целом, то им, безусловно, надо обеспечивать высокий инновационный уровень своих продуктов, их соответствие требованиям заказчиков конкретного рынка. Это не всегда просто.

Что касается сложностей продвижения продуктов САПР, то главная из них — отсутствие в России развитой практики долгосрочных планов развития промышленности. Очень небольшое число промышленных компаний готовы делать долгосрочные инвестиции. А построение ИТ-системы  – это всегда долгосрочная инвестиция. Если вы, например, приобрели металлообрабатывающий станок, то вы достаточно точно можете рассчитать, через какое время он окупится. С ИТ-системами дело гораздо сложнее: где-то можно, а где-то нельзя точно подсчитать срок окупаемости. Поэтому многие руководители промышленных компаний не видят быстрой отдачи и не понимают необходимости долгосрочных инвестиций.

Заметно, что предприятия, которые 3-4 года назад инвестировали в ИТ-решения, сегодня находятся на совершенно другом уровне развития по сравнению с остальными. Когда у нас будет больше таких предприятий — повысится и уровень российской промышленности в целом. Но эта проблема происходит не только из-за того, что кто-то не хочет делать долговременные инвестиции. Уровень развития промышленности у нас недостаточен еще и потому, что в большинстве своем машиностроительные предприятия пока остаются государственными. И недостаток их финансирования особенно заметен именно в области ИТ. Предприятия пока предпочитают вкладывать деньги в основные фонды, в побочный бизнес, а ИТ финансируется по остаточному принципу. На Западе ситуация совершенно иная: ИТ бюджет — один из наиболее важных для предприятия. Потому что проблема, возникающая в области ИТ, в конечном счете, обходится гораздо дороже, чем проблема, возникшая из-за сломавшегося станка.

CNews: Каков «среднестатистический» объем работ в случае использования «ручного труда» в проектировании? Каким обычно бывает временной выигрыш при проектировании с помощью САПР?

Павел Брук: На каждом предприятии и в каждой области промышленности есть свои нормы трудозатрат. Понятно, что на проектирование самолета может уйти несколько лет, а дизайнер, разрабатывающий кресло, скорее всего, выдаст за день порядка 20 вариантов. Поэтому темпы работы зависят от задачи и от того, какой САПР используется.

В процессе проектирования есть три основных элемента, где временные затраты можно сократить. Это подготовительное время, время основной работы и заключительное время. При отсутствии автоматизации время на творческую работу в среднем составляет 15%. Все остальное — рутинные действия.

С помощью систем САПР можно значительно сократить подготовительные и заключительные этапы. Соответственно, конструктор может спроектировать больше вариантов детали, они могут быть лучшего качества.

Если посмотреть статистику, то подготовительный и заключительный этапы за счет САПР можно сократить на 80%, а общее время проектирования — на 30-40%. Объяснить это заказчику и правильно подсчитать эффективность — это основная задача тех, кто продает и внедряет САПР.

CNews: Известно, что «человеческий фактор» (ошибка или неправильный расчет инженера) — едва ли не основная причина проблем, возникающих впоследствии с неправильно спроектированными изделиями. Насколько защищена от ошибки разработка, реализованная с помощью САПР? Какие неточности могут быть допущены в конечном продукте в случае использования автоматических систем проектирования?

Павел Брук: Начнем с того, что ни одна система не может думать за человека: если человек придумал что-то неправильно, то никакая САПР это не исправит. И конструктор всегда несет юридическую ответственность за свои проекты — особенно если ошибка в проектировании или производстве может привести к человеческим жертвам или травмам.

Человеческий фактор был и будет всегда: и с САПР, и без них. Точно так же всегда будут ошибки. Важно, как быстро они могут быть обнаружены. При использовании ручного труда ошибки чаще всего находились на этапе опытного тестирования или изготовления первой пробной партии. Как вы понимаете, стоимость такой ошибки очень велика. Современные САПР позволяют моделировать работу изделия, совершенствовать конструкцию, находить и исправлять ошибки на экране монитора. Таким образом, конструктор может сократить дорогостоящие затраты на изготовление опытного образца за счет симуляции. Зачем изготавливать макет, когда трехмерное изображение детали — на экране. Можно ее «покрутить», посчитать запас ее прочности, оценить недостатки. Стоимость изготовления физических макетов и стоимость проведения испытаний — достаточно большая статья расходов. С применением наших продуктов дизайнер, разрабатывающий автомобиль, уже видит на экране, как он будет выглядеть. Автомобиль можно «поставить» на дорогу, в помещение, выстроить различные варианты освещения и т.п.

Второй момент — САПР позволяют не только сократить количество ошибок, но и предотвратить их повторное возникновение. Процесс внесения изменений на каждом машиностроительном предприятии прописан по-разному и может быть тем сложнее, чем сложнее изделие.  Как правило, необходимо уведомить об ошибке огромное количество людей. САПР справляется с подобной задачей за счет единого источника данных. Если кто-то вносит в деталь изменения, он всегда работает с последней из имеющихся версий. И о внесенных изменениях оповещаются сразу все участники процесса.

Еще один момент: при создании детали, САПР, в отличие от человека, не может на чертеже поставить неправильный размер (хотя конструктор может спроектировать неправильный размер).

Таким образом, используя наши системы, инженер может проверить правильность своего решения, но, в конечном счете система не принимает решение за него.

CNews: Каковы, с точки зрения эффективности проектирования, преимущества/недостатки использования промышленными предприятиями решений Autodesk?

Павел Брук: Я думаю, что главным ответом на вопрос, какое решение лучше, является объем продаж и количество предприятий, использующих это решение. Безусловно, наши решения доказали свою эффективность.

Autodesk Inventor уже пятый год подряд является самой продаваемой в мире системой САПР, а система Alias является стандартом де-факто в автомобильной промышленности и в промышленном дизайне. Каждое предприятие, конечно, решает самостоятельно, какую систему ему использовать. Но есть определенные данные, которые позволяют говорить о том, что с применением решений Autodesk можно достичь значительного повышения эффективности проектирования.

Предела совершенству для САПР нет, универсальных систем — тоже нет. Каждое решение имеет свои преимущества для определенных отраслей. Одна и та же функциональность для одних областей промышленности может быть преимуществом, для других — недостатком.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2006 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS