Статья

«Сколково»: Сколковский робоцентр — история штучных проектов

Интеграция IoT Бизнес-приложения
мобильная версия

Интеллектуальная робототехника и автономные транспортные средства названы одним из новых приоритетных направлений форсайта ИТ-кластера фонда «Сколково». За прошедший год число проектов робототехнического центра «Сколково» увеличилось в полтора раза. В ближайших планах робоцентра — открытие сколковского хак-спейса — более 200 кв. м лабораторий и площадок для создания и тестирования чудо-машин. О новых проектах, которыми в прошлом году пополнились ряды «Сколково», а также о планах на 2015 г. рассказывает руководитель робототехнического центра Фонда «Сколково» Альберт Ефимов.

CNews: Расскажите о ключевых направлениях развития сколковского робототехнического центра.

Альберт Ефимов: Важнейшая для нас задача — привлечение новых интересных команд в робототехнический центр в соответствии с нашими инновационными приоритетами, или, как их еще называют иногда, форсайтами. Новым для нас направлением стала интеллектуальная робототехника и автономные транспортные средства, утвержденная консультативным научным советом фонда «Сколково». Во-первых, это программное и аппаратное обеспечение для совершенствования восприятия, понимания, автономной навигации, управления и планирования робототехнических систем в динамических недетерминированный средах всех видов. Во-вторых, это новое аппаратное или программное обеспечение для человеко-машинного взаимодействия и группового поведения роботов, естественные интерфейсы управления и машинного обучения промышленных и сервисных роботов. В-третьих, это системы восполнения или улучшения возможностей человека, как экзоскелеты промышленного или реабилитационного назначения — интеллектуальные протезы. И наконец, последнее - оборудование, сенсоры или программное обеспечение для медицинской робототехники, роботы для хирургии, микро- и наноробототехника.

Мы ждем новые амбициозные команды с проектами, у которых есть хорошие перспективы коммерциализации и технологические преимущества перед зарубежными аналогами по тем направлениям, которые я перечислил. Вторая очень важная задача — это инфраструктурная поддержка существующих участников. Для этого создается сколковский хакспейс площадью более 200 кв. м, который будет располагать всем необходимым оборудованием:3D-принтерами, цифровыми станками и др. для того, чтобы быстро создавать спрототипы роботов. Первые команды придут в наш хакспейс в конце первого квартала 2015 года. Рабочие места будут предоставляться участникам робоцентра «Сколково» безвозмездно.

Но создать прототип — это только половина дела: коммерциализация не менее важна. Для этого в робоцентре «Сколково» запускается акселерационная программа, которая будет заточена специально под робототехнические проекты. Лучшие российские и зарубежные экспертов будут буквально «натаскивать» наших робототехников, как делать из роботов успешные продукты. Финансирование проектов — тоже важнейший ресурс. Фонд прилагает значительные усилия, чтобы привлекать как венчурное, так и грантовое финансирование в свои проекты. В частности, в том, что касается грантов, я вижу усиление финансирования робототехнических проектов не меньше, чем в два раза.

CNews: Кто предоставляет гранты для робототехнических проектов?

Альберт Ефимов: Одной из форм поддержки «Сколково» как федерального института развития является грантовое финансирование для проектов, удовлетворяющих определенным требованиям. Грант, связанный с условием привлечения венчурного или стороннего финасирования помогает еще и тем, что мы подставляем терпеливое, но умное «плечо» венчурному капиталу для инвестирования в малые технологические компании на ранних стадиях развития. В оказании поддержки малым, но перспективным проектам через различные инструменты, в том числе и грантовое финансирование мы видим важнейшую функцию инновационного центра «Сколково».

Альберт Ефимов: Промышленная робототехника — зрелый, устоявшийся рынок. А сервисная робототехника, что самое интересное, — пока еще очень маленький рынок

Каждый грант предоставляется только при условии успешного прохождения независимой экспертизы и должен быть поддержан грантовым комитетом фонда «Сколково», в состав которого входят и независимые члены, люди очень уважаемые в отрасли и в научной сфере. Я бы хотел отметить очень важную работу, которую делает Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере: большинство робототехнических проектов, которые пришли в «Сколково», были также поддержаны и этим институтом развития.

CNews: Проекты каких направлений пришли в фонд?

Альберт Ефимов: Сейчас в робототехническом центре «Сколково» больше 30 проектов по всем пяти кластерам. Имеет смысл отметить новые проекты, которые к нам пришли в 2014 г: это проект «Экзоатлет» по созданию экзоскелета для реабилитации парализованных людей. Интересный проект Екатеринбургской «Лаборатории будущего» по мониторингу линий электропередач с помощью коптеров. Приоритетными для нас сейчас являются направления промышленной и сервисной робототехники, включая медицинскую робототехнику, подводную робототехнику, развлекательную робототехнику, образовательную робототехнику, различные базовые технологии и компоненты для всех видов робототехники. При этом робототехнические проекты в «Сколково» не концентрируются только в ИТ-кластере: выбор кластера определяется задачами, которые стартап должен решить. Например, «Экзоатлет» является резидентом Кластера информационных технологий потому, что главное в этом проекте — система управления экзоскелетом, а это классическая ИТ-задача, решение которой подразумевает математику, алгоритмы.

CNews: Назовите, пожалуйста, проекты-предметы вашей особой гордости за 2014 год. Чего им удалось достичь?

Альберт Ефимов: Прежде всего, я хотел бы отметить сколковский проект, который разрабатывается в КБ «Аврора» (г. Рязань), который в этом году второй раз победил в роботехнических испытаниях «Робокросс-2014». Что означает эта победа? Ребята сумели на ограниченной площадке в полностью беспилотном режиме, используя только разработанное ими программное обеспечение, компьютерное зрение, лазерные и ультразвуковые сенсоры и не используя датчики спутникового позиционирования GPS, объехать препятствия и совершить разворот задним ходом. Чтобы понять, насколько это сложно, достаточно привести такое сравнение: в 2004–2005 годах, когда проходили сопоставимые по сложности испытания в США, американские машины должны были проехать 160 км, но по прямой.

Сейчас, наверное, можно определить наше отставание от наших северо-американских конкурентов примерно в 7–8 лет. Полагаю, что при достаточных ресурсах этот путь можно пройти за 2–3 года, сделать полностью беспилотный автомобиль. Такая машина была бы очень востребована для грузоперевозок, в том числе и в относительно безлюдных районах нашего Севера. Но перспективы беспилотного транспорта в урбанизированных областях остаются пока еще достаточно туманными во всех странах.

Второй проект, который я бы отметил — это создание отечественного реабилитационного экзоскелета. Важнейшая социальная задача. Этим проектом у нас занимается компания «Экзоатлет». «Экзоатлет» является абсолютным победителем другого конкурса Startup Village-2014. Команда «Экзоатлета» разрабатывает реабилитационный экзоскелет для людей, чья нижняя часть тела полностью парализована. Сейчас командой разработан единственный в России и, пожалуй, единственный в Европе действующий лабораторный прототип экзоскелета для реабилитации. Подобные разработки есть в Соединенных Штатах, Израиле и Японии. Но в Европе пока нет ни одного. Мы гордимся, что он разрабатывается именно в «Сколково». В России людей, прикованных к инвалидной коляске примерно 200 тысяч. Если мы сумеем создать реабилитационный экзоскелет, то у этих людей будет возможность снова встать на ноги. Добровольцы, или, как их еще называют, пилоты, сейчас уже проводят испытания лабораторного образца. Мы очень гордимся тем, что один из добровольцев уже сделал одну тысячу шагов в помещении. До начала испытаний он передвигался только в инвалидной коляске.

Альберт Ефимов: Первый Skolkovo Robotics шел один день, второй — два дня, потому что мы поняли, что не «умещаемся». Третий Skolkovo Robotics продлится три дня

Третий проект, который я хотел бы отметить, это проект компании «Кибертехлабс». Они создают программно-аппаратную платформу «Робототехнический конструктор ТРИК». Этот проект является победителем другого сколковского конкурса «ФаворИТ». Первоначально, я сам был полон скепсиса по отношению к проекту, потому что считаю, что образовательная робототехника — очень нишевой сегмент, но внезапно ситуация сильно изменилась. И изменилась она в двух направлениях: правительство стало уделять большое внимание программам образовательной робототехники, и, по словам Министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова, робототехника в ближайшее время будет включена в число обязательных предметов школьной программы. А во-вторых, оказалось, что у нас есть сопоставимый с мировыми аналогами робототехнический конструктор, который действительно необходим для занятий школьников и студентов. Проект имеет возможности для успешной коммерциализации в Европе и Азии, замещая северо-американские аналоги.

CNews: Насколько российские инвесторы заинтересованы в робототехнических проектах? Верят ли они в них и голосуют ли деньгами?

Альберт Ефимов: Давайте начнем с того, кто вообще заинтересован в робототехнических проектах. Я считаю, что на текущий момент заинтересованных покупателей или инвесторов в робототехнику действительно немного по сравнению с другими отраслями. Но, может быть, это вполне нормально: потребителя и инвестора интересуют конкретные работающие технологии. Обратите внимание, роботом мы называем только то, что находится пока в лаборатории. Но как только продукт выходит из лаборатории, то сразу же его все перестают называть роботом, и называют конкретным продуктом, который выполняет понятную функцию, будь то пылесос или автономный автомобиль.

Наверное, в этом может быть одна из причин, по которой большого интереса венчурных капиталистов к робототехнике мы не видим сейчас. Инвесторы заинтересованы в интересных, коммерчески успешных продуктах, и это совершенно нормальное положение дел. Если проект решает востребованную, понятную задачу, то он получает инвестиции. Могу привести примеры. Сейчас страшно популярна тема с роботами телеприсутствия: резидент фонда компания «Викрон» создала робота телеприсутствия «Вибот», основным инвестором которого является компания «Ашманов и партнеры». Однако уверен, что ситуация будет меняться в лучшую сторону. Иного способа принести информационные технологии в реальный мир, кроме как через киберфизические системы, то есть роботов, попросту не существует.

CNews: В чем особенность инвестирования в робототехнические проекты?

Альберт Ефимов: Для робототехнических проектов первоначально очень важно создать демонстрационный прототип. Многие рассуждают так: «Дайте мне денег на демонстрационный прототип, а потом я буду показывать его инвесторам». И в этом грандиозное заблуждение большинства наших стартапов. Создавать демонстрационный прототип они должны на свои деньги, а потом уже искать инвестиций. Говорить о том, что у нас нет ничего, потому что у нас пока нет денег, это самая большая ошибка, которую большинство таких робототехнических команд делает. Но, тем не менее, факт остается фактом: «железячным» стартапам нужно на начальном этапе чуть больше средств, чем тем, которые только пишут код. Соответственно, у робототехников вероятность ошибки больше, потому что, когда вы и пишете код, и делаете железо, то вероятность ошибки возрастает ровно в два раза. Повышается уровень сложности задач, а значит, и компетенций людей на проекте: они должны разбираться в микроэлектронике, в программном обеспечении, в коммуникациях.

Альберт Ефимов: Сейчас в робототехническом центре «Сколково» больше 30 проектов по всем пяти кластерам

Вторая особенность — это то, что любой робот создается не просто ради любви к роботам, а ради какой-то предметной области: медицины, образования, мониторинга, промышленности. Соответственно, инвесторы в робототехнику всегда должны быть предметными экспертами, а не только денежными донорами. При этом они могут быть предметными экспертами только до определенного уровня: в какой-то момент обязательно потребуется привлечение серьезных специалистов в каждой из областей. Поиск и привлечение таких людей становится настоящим вызовом для проектов. Именно поэтому появляется еще и роль ментора проекта. В «Сколково» мы стараемся, чтобы у каждого робототехнического проекта был ментор-эксперт.

Третья особенность связана с робототехникой. Дело в том, что промышленная робототехника — зрелый, устоявшийся рынок. А сервисная робототехника, что самое интересное, — пока еще очень маленький рынок. Но большинство аналитиков и экспертов солидарны: основной рост будет в области сервисной робототехники.

CNews: Какими компетенциями должны обладать венчурные фонды, чтобы грамотно инвестировать в робототехнические проекты?

Альберт Ефимов: Венчурный фонд всегда вместе со своими деньгами дает свои связи, это и есть самое главное — связи в индустрии, компетенции в организационном управлении, в управлении персоналом, в выходе на рынок. Сколковские деньги также приходят с экспертизой: внешней и внутренней, с менторской программой. У российских робототехников есть проблема на уровне ДНК: все, что они ни делают, у них «танк» получается. Иными словами, привлекательный продукт сделать очень не просто. Изменить это можно одним способом — образованием людей. Для этого и нужны и менторы, и акселерационные программы. Думаю, что главная компетенция венчурного фонда, вкладывающего деньги в робототехнику — понимание, как выполнить «продуктизацию» разработанной технологии.

CNews: Такое небольшое число фондов, заинтересованных в робототехнических проектах, связано с тем, что у остальных просто нет компетенций и связей, чтобы поддерживать?

Альберт Ефимов: Как метко выразился один инвестор: «Когда стартап делает код, я понимаю, как это поправить. А когда они делают код и железку, я не понимаю». Возможно, что надо повышать не только образовательный уровень инноваторов, но и рассказывать про современные технологические тренды инвесторам. И это очень важная задача для «Сколково» — совместные образовательные программы для инноваторов и инвесторов, которые расскажут о перспективных направлениях. Для того чтобы «просвещать» сообщества, робоцентр «Сколково» готовится в третий раз провести конференцию Skolkovo Robotics (20–22 марта 2015 года). У конференции две цели: первая — собрать вместе лучшие умы, капиталы, таланты для того, чтобы они встретились наконец-то. И вторая цель — раздвинуть горизонты, привести людей, которые знают и могут рассказать, что можно еще сделать или какие были ошибки в том, что мы делаем.

CNews: Каковы ваши ожидания от Skolkovo Robotics-2015?

Альберт Ефимов: Первый Skolkovo Robotics шел один день, второй — два дня, потому что мы поняли, что не «умещаемся». Третий Skolkovo Robotics продлится три дня. За эти три дня мы планируем сделать два робототехнических хакатона: один чисто «железячный», а второй — чисто дизайнерский, полностью посвященный тому, как сделать красивого и привлекательного робота. У нас в гостях будут российские и зарубежные эксперты в робототехнике — ученые, предприниматели. Планируется большая и интересная выставка реальных робототехнических проектов. И в отличие, например, от «Робот-экспо», наша выставка имеет прикладную направленность. Skolkovo Robotics — это, прежде всего, инновационные проекты, сделанные или в России, или в «Сколково». В этом году у нас будет собственный «Гайд-парк», место, где мы дадим возможность каждому робототехнику одну минуту на то, чтобы представить свою идею публике: люди часто ищут партнеров в свой проект, вот мы и решили им помочь.

CNews: Повышает ли статус резидента «Сколково» шансы стартапа быть проинвестированным?

Альберт Ефимов: Очень сильно. По нашей статистике, и это касается вообще всех сколковских стартапов, а не только робототехники, статус резидента фонда, увеличивает вероятность получения финансирования в два раза по сравнению с рынком. Я думаю, что на самом деле, если изучить все стартапы, то эта цифра станет еще больше. Причина этого — очень сильная независимая экспертная панель. Даже негативные отзывы экспертов имеют большую ценность для команд, потому что учат их шире смотреть на технологические области, яснее излагать новизну и перспективы коммерциализации. Экспертная панель ИТ-кластера насчитывает более сотни экспертов во всех областях информационных технологий.

Татьяна Ковлягина